Logo
 
 
 

Vera Wang

Вера Вонг, дизайнер свадебных платьев

Китаянка Вера Вонг первую половину жизни словно писала черновик — пробовала свои силы в фигурном катании, строила карьеру в журналистике. Каждый раз до абсолютного признания ей оставалось несколько миллиметров, но всегда находился кто-то более проворный. 

Лед и пламя

Встать на коньки будущего дизайнера свадебных платьев вдохновили не красивые пируэты фигуристок, а их наряды. Вера смотрела на спортсменок и мечтала о том, чтобы кататься на льду в таких же нарядах. Желание дочери было законом для ее родителей — китайских эмигрантов, которые переехали в Америку еще в 50-ых годах прошлого века.

Вере было не занимать честолюбия — встав на лед, она понимала, что без спортивных достижений красоваться в нарядах не получится. Поэтому каждый день вставала в шесть утра, чтобы перед школой успеть на тренировку. Когда впереди замаячила Олимпиада, Вера поставила перед собой цель заполучить золото. Но у судьбы были другие планы на целеустремленную китаянку — оргкомитет не видел ее в составе олимпийской сборной. А Вера больше не видела себя в спорте — она хотела быть либо лучшей, либо вообще не заниматься этим делом. Полумеры были не для нее. 

Чтобы меньше думать о крахе спортивной карьеры, Вера сменила Нью-Йорк на Париж и тут же закрутила роман с французским коллегой. Эти отношения были словно запрограммированы на саморазрушение — Вера вела себя слишком безрассудно, радуя желтую прессу свежими фотографиями. 

Родители, которые были наслышаны о похождениях дочери в городе любви, решили исправить ситуацию с помощью проверенного метода — они оплатили Вере учебу в Сорбонне. Столкнувшись с необходимостью посещать лекции, несостоявшаяся фигуристка бросила любовника и переключилась на учебу. А худо-бедно залечив раны, вернулась в Америку — обновленная и вдохновленная, Вера теперь мечтала о карьере дизайнера. 

Модный вираж

Оплатив из отцовского кошелька курс истории искусств в колледже Сары Лоуренс, Вера на каникулах устроилась продавцом-консультантом в бутик самого Ив-Сен Лорана

И если обычно дежурные просьбы продавцов «что-то подсказать» выводили покупательниц из себя, то к Вере всегда выстраивалась очередь — она умела идеально подобрать наряд для каждой покупательницы. 

Однажды в бутик зашла главный редактор журнала Vogue Френсис Штейн. Понаблюдав за работой китаянки, дама предложила ей работу в штате. Правда, для этого нужно было сперва окончить учебу в колледже. Другая бы на месте Веры прыгала от счастья, а Вера лишь снисходительно пожала плечами — зачем ей писать о тех, кто диктует моду, если она сама мечтает стать одной из них?

Но после серьезного разговора с отцом, который оплачивал все ее начинания, Вере пришлось умерить амбиции. Не получив финансовой поддержки, девушка позвонила главреду авторитетного модного журнала, чтобы напомнить той о сделанном некогда предложении. 

Френсис Штейн легко вспомнила расторопного консультанта из бутика и взяла ее в штат на должность своего помощника. В переводе на простонародный язык эта должность называлась — принеси-подай, иди и не мешай. 

Однако, Вера сумела даже с этой стратегически невыгодной позиции стартовать вверх по карьерной лестнице — уже спустя год она занимала должность редактора отдела моды. 

Дальше — больше. Из кресла редактора отдела моды она пересела в кресло старшего фешн-редактора, посвящая работе всю свободное время. Она искренне считала себя незаменимой. Незаменимой настолько, что даже личная жизнь отошла на второй план — когда мужчины приглашали симпатичную девушку на свидание, она всегда выбирала дела поважнее. Мужчины разочарованно пожимали плечами, и лишь один — Артур Беккер — терпеливо ждал, когда же у Веры наконец-то появится свободное время. И дождался. 

Красивая и смелая работу увела

Когда место главного редактора самого модного глянца оказалось вакантным, никто даже не сомневался, что его займет Вера Вонг. Но перспективную должность увела Анна Винтур — она трудоустроилась в редакцию буквально накануне глобальных перемен и уверенно обошла более опытную коллегу за пару метров до финиша. 

Вера ушла из журнала так же тихо и незаметно, как когда-то из спорта — быть второй она не привыкла, а стать первой снова не получилось. Наверное, она бы снова принялась глушить боль любовными приключениями, но получила предложение руки и сердца от Артура Беккера. Оказывается, он все это время терпеливо ждал, пока у нее не найдется свободная минутка для романтического свидания. 

Сама себе дизайнер

Свадебное платье Вера шила себе сама — она снова хотела быть самой лучшей. И наконец-то ей это удалось — после свадьбы Вера не столько принимала поздравления, сколько выслушивала комплименты в адрес своего наряда из уст авторитетных дизайнеров, знающих толк в этом деле.

— А, может быть, стоит попробовать себя в этом направлении? — подумала она и побежала за советом к отцу. Впервые не став вникать в детали, мистер Вонг молча дал дочери кругленькую сумму. С недавних пор он начал задумываться над тем, что ему не стоило вмешиваться в жизнь дочери.

Инвестируя отцовские деньги в пошив свадебных платьев, Вера даже не представляла, какой успех ждет ее впереди — после презентации коллекции критики не скупились на лестные эпитеты, а коллеги единогласно приняли ее в свои ряды. Единственные, кто не спешил приумножить ее успех, были покупатели — вернее, их отсутствие. Никто не решался выложить кругленькую сумму за наряды от неизвестного дизайнера. Но финансовый вопрос никогда не был решающим фактором для Веры Вонг — она знала, что всегда может рассчитывать на поддержку отца. 

Возвращение к истокам

Сотрудничество новоиспеченного дизайнера с фигуристкой Нэнси Керриган стало для Веры тем моментом, после которого жизнь изменилась на «до» и «после». Создав наряд для американской спортсменки, выступающей на Олимпийских играх в 1994 году, Вера золотыми буквами вписала свое имя в мировую индустрию моды. 

Именно с этого момента о ней стали говорить, как о «том самом модельере», в платье которого выступала именитая фигуристка — знаменитые и богатые клиентки тут же потянулись к Вере косяками. Для них свадебное платье от Веры Вонг стало синоним вкуса, стиля и высокого социального статуса. 

Счастье как разменная монета

Растворяясь в работе, Вера так и не научилась растворяться в чувствах — едва карьера набирала обороты, она тут же забывала о мужчинах, которые еще недавно спасали ее от депрессии. Этот раз не стал исключением — снискав славу именитого дизайнера, Вера не нашла места в своей новой жизни для бывшего мужа. Расставание было тихим и спокойным — Вера умела сублимировать чувства в творчество. Итогом разрушенных отношений стала оглушительно-успешная коллекция Веры, выполненная во всех оттенках черного. 

Блистай, Вера

Сегодня Вера Вонг первой узнает о предстоящих союзах богатых и знаменитых — именно к ней звездные невесты бегут на примерку свадебного платья. И пусть с фигурным катанием у нее не сложилось, Вера все равно вошла в его историю — только через другую дверь. За вклад в развитие дизайна костюмов фигуристок имя Веры Вонг красуется в американском Зале славы фигурного катания. Даже бытует легенда, что ее наряды сулят спортсменам победу на соревнованиях. И доказательство тому — «золото» Эвана Лайсачека, выигравшего в костюме от Веры Вонг золотую медаль на Олимпийских играх в 2010 году.

Сотрудничество Веры и Эвана оказалось настолько успешным, что парочка и после соревнований не потеряла связи — их часто видят вместе на светских мероприятиях. Учитывая тридцатилетнюю разницу в возрасте, этот тандем не дает покоя журналистам. Они уже несколько лет приписывают Эвану и Вере роман. Вера эти слухи не комментирует — да и зачем? Всем известно — если ее карьера идет вверх, ни о какой личной жизни речи быть не может.

Материал подготовлен при участии салона свадебной моды Love Forever